Снос без последствий

Конфликтов вокруг незаконного сноса памятников, увы, все больше. К какой ответственности можно привлечь нарушителей? И почему им не грозят серьезные санкции? О правовых аспектах подобных ситуаций рассуждает адвокат Алексей Люкшин, генеральный директор компании «Люкшин и партнеры».
В связи с участившимися конфликтами, связанными с судьбой памятников, особую актуальность приобретает постановление Президиума Высшего арбитражного суда РФ №10478/10 от 30.11.2010. Как известно, правовую позицию ВАС РФ обязаны учитывать арбитражные суды при рассмотрении аналогичных дел.
Суть спора, который разрешил ВАС, следующая. Правительство Москвы издало постановление «О воссоздании, реконструкции памятника архитектуры «Городская усадьба конца XVIII — начала XIX веков». В документе отмечалось, что ЗАО «Белимар» является собственником подлежащего реконструкции объекта. После завершения работ по воссозданию памятника его владелец должен был заключить охранный договор с управлением охраны памятников.
С иском в арбитраж обратилось Росимущество. Федералы ссылались на то, что правительство Москвы неправомерно распорядилось памятником, находящимся в собственности РФ, продав его ЗАО «Белимар», а инвестор незаконно снес двухэтажное нежилое здание и возвел на его месте новый объект. Истец потребовал восстановить снесенный памятник в тех же границах на том же участке и передать его РФ в лице Росимущества.
Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций отказали в удовлетворении иска. Дело было рассмотрено Президиумом ВАС РФ, который пришел к такому же выводу.
Мы абстрагируемся от правомочности самого решения столичного правительства о продаже в частную собственность памятника архитектуры, в постановлении Президиума ВАС РФ интересен другой правовой аспект.
Росимущество, обращаясь в суд с требованием возместить вред, причиненный РФ, ссылалось на ст. 1082 ГК РФ и настаивало на восстановлении памятника с передачей его Федерации.
Однако, руководствуясь ст. 1082 ГК РФ, суд (в зависимости от обстоятельств дела) должен был обязать лицо, ответственное за причинение вреда, возместить его в натуре (передать вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или же компенсировать причиненные убытки (п. 2 ст. 15 ГК РФ).
В данном случае истец не заявлял требования о возмещении убытков, а возмещение вреда в натуре также не представляется возможным. Статья 1082 ГК РФ не предполагает создания нового объекта и передачу его в качестве компенсации вреда. Возместить его может лишь вещь, определяемая родовыми признаками. Однако памятник уникален, поэтому передача вещи того же рода и качества исключается.
Более того, поскольку на момент продажи инвестору памятник находился в разрушенном состоянии, требование восстановить его по сути означает обязанность привести здание в прежний аварийный вид, что противоречит целям охраны объектов культурного наследия. Иначе говоря, истец избрал ненадлежащий способ защиты и восстановления его нарушенных прав.
Отсюда вывод: при незаконном и несогласованном разрушении, сносе, демонтаже памятников архитектуры виновных можно привлечь лишь к ответственности в виде возмещения вреда. Требовать от них восстановления памятника в прежнем виде, если он был в аварийном состоянии, нельзя. Как невозможно требовать и создания нового объекта в качестве компенсации.
Исходя из правовой позиции ВАС РФ лица, нарушающие законодательство об охране памятников (в том числе и памятников архитектуры), могут не опасаться, что их понудят воссоздать разрушенные объекты. Максимум, что грозит таким «девелоперам», — это штраф и взыскание убытков. При этом размер компенсаций вряд ли будет велик: рыночной стоимости у памятников архитектуры практически нет, а так называемая остаточная стоимость здания, построенного 100-200 лет, мала.

Анастасия Ясинская
Еженедельная газета “Недвижимость и Строительство Петербурга”, № 22(657) 2011-06-06, c.15